«Я заморозил мозг бабушки, чтобы ее воскресить!»

23-летний физик Даниил Федоренко уверен, что в ближайшие 50 - 100 лет будут созданы новые технологии, которые позволят нам выбирать, сколько жить и когда умирать

80-летняя петербурженка Лидия Ивановна Федоренко умерла в сентябре 2005 года. Около полугода ее замороженный мозг дочь и внук хранили у себя дома, охлаждая сухим льдом. Лишь несколько недель назад орган был перевезен в первое в России криохранилище в подмосковном городе Зеленограде.

Педагог от Бога

Семья Федоренко - внук усопшей Даниил и ее дочь Галина Ивановна - проживает в многоэтажке в Сосновой Поляне. Там же, в трехкомнатной квартире на улице Отважных, жила и покойница Лидия Ивановна. Корреспондент «Смены» явилась «в гости» к Федоренко без приглашения и предварительной договоренности. Однако встречена была на удивление приветливо.

- Галина Ивановна, знаете, почему я к вам приехала? - обращаюсь к пожилой женщине.

- Конечно! Вы по поводу нашей бабушки! - отвечает 60-летняя женщина.

- Неужели это правда, что вы согласились заморозить собственную мать?

- Чистая правда…

Было восемь часов вечера, и Галина Ивановна как раз выходила из дома, чтобы встретить на железнодорожной станции Сосновая Поляна сына. Она предложила отправиться туда вместе с ней. По дороге пообещала рассказать историю их семьи, а заодно и познакомить с сыном. Даниил готовится поступать в аспирантуру и должен был вернуться из Петергофа после встречи со своим научным руководителем. По профессии 23-летний юноша - физик-теоретик, сейчас работает в НИИ физики и преподает математику в Университете точной механики и оптики.

- Моя мама Лидия Ивановна в конце 1970-х годов потеряла свою мать, - начала рассказ Галина Ивановна. - Для нее это была очень большая потеря. Мама начала серьезно болеть, чахла на глазах. Мы уже стали думать о самом плохом. Но когда в 1982 году я родила Даню, мама словно воскресла. Она души не чаяла во внуке и посвятила ему всю свою жизнь.
Лидия Ивановна работала педагогом - преподавала в школе математику. Женщина очень любила детей, и ученики отвечали ей взаимностью. Обожал бабушку и внук Даня. Галина Ивановна честно признается, что сын любил бабушку больше, чем ее - свою родную мать.

История смерти

Даниил еще во время учебы в институте заинтересовался крионикой - наукой сохранения человеческого тела с помощью заморозки. Информацию парень черпал из газет, журналов и Интернета. Так Даниил узнал, что в США эта услуга пользуется чрезвычайной популярностью. Полученной информацией юноша охотно делился со своей бабушкой.

- Мама была очень жизнелюбивым человеком, - говорит Галина Ивановна. - Она часто говорила, что хотела бы прожить лет 200 - 300. Но знала, что это невозможно. Тогда Даня пообещал ей: «Не волнуйся, бабушка, мы тебя после смерти заморозим! А потом, когда технологии позволят, - оживим!» Мама согласилась.

…Около 20.30 на платформу Сосновая Поляна прибывает электричка. К нам подходит высокий мужчина, выглядящий гораздо старше своих 23 лет. Даниил ничуть не удивлен появлению корреспондента и охотно соглашается рассказать о том, как состоялась «заморозка» Лидии Ивановны.

- Бабушка до последнего дня хорошо себя чувствовала, - рассказывает Даниил. - Готовила еду, даже помогала мне в учебе. А тут, в середине сентября 2005 года, у нее неожиданно случился инсульт. Я пришел вечером домой, а дверь мне никто не открыл. Я взломал ее и обнаружил бабушку на кровати без сознания.

Лидию Ивановну отвезли в городскую больницу № 15. Врачи честно признались, что шансов выжить у женщины практически нет. Тогда в семье Федоренко начали реализовывать заранее задуманный план.

Как рассказывает Даниил, по Интернету он связался с Институтом крионики в Мичигане (США). Юноша сообщил, что хочет заморозить тело своей бабушки, и попросил американских специалистов оказать помощь. Как выяснилось, в России уже шла организационная работа компании, предоставляющей услуги по заморозке усопших. Вскоре один из энтузиастов этого движения - Данила Медведев - сидел дома у семьи Федоренко.

Мозг вместо тела

23 сентября 2005 года сердце Лидии Ивановны остановилось. Женщина скончалась на глазах Даниила и Галины Ивановны. Дочка умершей побежала за медсестрой - для успешного замораживания тела нужно было тут же ввести препарат, предотвращающий свертывание крови. Одна из медсестер больницы выполнила желание родственников. Далее должна была быть организована перфузия - насыщение тканей пациента специальными веществами, которые уменьшают их повреждение во время предстоящей глубокой заморозки. Однако на этом важнейшем этапе у первопроходцев крионики в России возникли серьезные проблемы.

- Бабушка умерла в пятницу вечером, - рассказывает Даниил. - В субботу утром я побежал в аптеку приобретать необходимые препараты. В частности, нам нужно было купить 20 литров глицерина. Но удалось приобрести лишь литр. В аптеке говорили, что большое количество глицерина можно купить лишь на складах, которые открываются только в понедельник… Таким образом, провести перфузию в первые сутки, как предписывают специалисты по крионике, мы не успели…

Даниил добился, чтобы первые несколько дней тело бабушки охлаждалось с помощью сухого льда. Работники морга, куда поместили тело Лидии Ивановны, не стали препятствовать такому странному пожеланию родственников умершей. Когда стало ясно, что время упущено и целиком тело покойницы заморозить уже не удастся, Данила Медведев предложил другой вариант - извлечь мозг усопшей и крионировать его.

Как рассказывает Даниил Федоренко, такой поворот событий его вполне устроил. Ведь тело у бабушки было уже старое и переживать по поводу его потери не было смысла. Самый ценный орган - это мозг, именно на нем, по словам Даниила, «записана» психика бабушки.

С помощью одного из похоронных агентств была организована перевозка тела Лидии Ивановны в крематорий. Там был найден патологоанатом, согласившийся провести операцию по извлечению мозга.

Как скупали сухой лед

Мозг усопшей поместили в стерилизационную кастрюлю, которую в свою очередь заключили в специальный контейнер с сухим льдом. Это позволило обеспечить температуру минус 79 градусов по Цельсию. При таких температурных показателях все биологические процессы в тканях замедляются и они могут храниться от 5 до 30 лет. Тем не менее даже при такой температуре процессы разложения в замороженной ткани продолжаются. Чтобы их остановить, нужно было поместить бабушкин мозг в жидкий азот, позволяющий обеспечивать температуру около минус 196 градусов. При таких показателях биологическая ткань может храниться сотни лет.

- На тот момент в России еще не начало действовать криохранилище, поэтому нам пришлось забрать контейнер с мозгом бабушки к себе домой, - рассказывает Даниил. - Мы стали ждать, когда хранилище откроется, - это произошло только в 2006 году. А пока приходилось охлаждать мозг с помощью сухого льда. К сожалению, лед быстро испарялся, и нам с мамой нужно было каждые 5 дней покупать его на предприятии, которое производит замороженные продукты и мороженое.

В конце сентября тело Лидии Ивановны было предано земле. Процедура извлечения мозга не омрачила похороны. Патологоанатом постарался на славу, и родственники даже получили возможность проститься с усопшей! Конечно, потеря любимого человека стала серьезным ударом для семьи Федоренко. Однако вера в крионику помогла пережить эту трагедию.

Она воскреснет?

- То, что мы сделали, дало нам надежду на оживление бабушки, - говорит Даниил. - Как физик я могу прогнозировать, что в течение ближайших 50 - 100 лет будут созданы новые технологии, которые позволят нам выбирать, сколько жить и когда умирать. С развитием клонирования и нанотехнологий появится возможность создавать из молекул или атомов новые тела. Не исключено, что тогда бабушку удастся оживить.

По словам Даниила, его совесть чиста, так как он выполнил свое обещание, которое дал бабушке при жизни. Точную сумму затрат на замораживание мозга Лидии Ивановны он не называет, но говорит, что для среднего класса такие услуги вполне доступны. Как удалось выяснить «Смене», в России их стоимость составляет от 1,5 до 9 тысяч долларов.
Даниил и его мама Галина Ивановна не боятся того, что не доживут до момента воскрешения Лидии Ивановны. Оба - и мать, и сын - после своей смерти тоже выразили желание быть замороженными. Так что их шансы встретиться с усопшей резко возрастают…

Ольга Рябинина

Фото автора

12.10.2015